23:26 

Razikale
Anaan esaam Qun
Возрождение
Автор: AmalielEon
Фэндом: Mass Effect
Персонажи: Данайика Танатос (ОЖП), Джеймс Вега, Явик, набор оригинальных персонажей (будут добавляться)
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Фемслэш (юри), Юмор, Драма, Фантастика
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, ОМП, ОЖП
Примечание: "Возрождение" является сиквелом так и не написанного пока фанфика, так что там участвует множество героев, связанных с первоначальной задумкой. Так же наблюдается много временных скачков из-за расовой способности ГГ впадать в правдоподобные воспоминания. Наслаждайтесь =) - ficbook.net/readfic/1227322


Часть 3
Модули маскировки активированы. Не дыши. Не двигайся. Стань металлической стеной за твоей спиной. Разведчику мало хорошего оборудования, чтобы всегда оставаться незамеченным – иначе каждого дурака можно было бы взять в профессию. Опытный враг определит тебя по малейшим признакам, по звуку дыхания, да и даже самая современная маскировка несовершенна. Данайика, подобравшись к вентиляционному отверстию, внимательно наблюдала за людьми в небольшом пустом и тёмном пыльном зале. Мужчина и женщина, обоим не больше тридцати пяти, от обоих разит боевыми тренировками и офицерско-армейской дисциплиной, пусть люди и одеты в одежду, которую обычно носят дреллы-послушники.
У них твёрдые, прохладные глаза.
- … и зачем теперь, когда нас обезглавили? – Танатос пропустила начало разговора, но сами черты этой занятной парочки заставили её остановиться и слушать, надеясь, что в дальнейшем белых пятен в содержании не останется. У мужчины всклокоченные чёрные волосы и смуглая кожа. Чуть раньше её удивило бы это обстоятельство, ведь до того, как дреллка изучила личные дела экипажа похоже канувшей за Океан вместе Шепард Нормандии, Штука свято верила, что вариативность окраски покровов тела людям не свойственна. – Я даже не могу понять, чем мы теперь занимаемся.
- Поймёшь, очень скоро, - иначе как стервозным назвать голос женщины дреллка не могла. Собеседница смуглокожего была ниже его на две головы, на плечо спускалась короткая, не слишком толстая тёмная коса. Голубые бесстрастные глаза были обращены вместе с лицом в сторону Данайики, но смотрела шатенка не на капитана, а куда-то в угол стены, улыбаясь по-кошачьи коварно. – Голова у нас крепче, чем ты ожидал. Милашка Ди вскоре снова займёт своё кресло и всё встанет на свои места.
-Он ведь умер, нет? – удивился мужчина, слегка дёрнув головой. На нём религиозные одежды смотрелись нелепо, они были малы, так как человек имел достаточно высокую мышечную массу, в которой дреллы, имеющие плотные скелетные мышцы, не нуждались, и высокий рост.
- Когда-то «Цербер» по кускам собрал Шепард, - кривя уголок рта, негромким, но насмешливо-уверенным голосом парировала женщина, поглядывая по сторонам. Под трещинами серого пола копошились млекопитающие вредители. – Думаешь, при современном уровне технологий поднять целенького Ди будет сложнее? Тем более, что ОНА снова вернулась. Уж она, ты знаешь, не терпит неудач, - дреллка придвинулась поближе, ловя каждый звук разговора. Упоминание человеческой террористической организации и Шепард в одном предложении было весьма интригующим. И кто же такие «Ди» и «она»? Это казалось важным.
- Но зачем ей это? – сканируя низкий давящий потолок инструментроном, спросил мужчина. Данайика инстинктивно подалась назад, чтобы сигнатуры её маскировки не попали в поле зрения техники.
- О, она ведь жить без него не может! И я её понимаю, - почти промурлыкала женщина-человек, подходя ближе к собеседнику. – Что это ты делаешь? - заинтересованно взмахнув пушистыми ресницами, взглянула она на графики и свёрнутые изображения трёхмерной структуры ходов под плитами.
- Ищу путь на вершину пирамиды, - человек размял покрытую сзади, под основной причёской, мелкими завитками волос шею. – Нам ведь всё ещё нужен протеанский диск?
- Ты об этом диске говоришь? – пожалуй, даже с лёгким кокетством поинтересовалась его собеседница, достав из неприметного кармана упакованный в прозрачную защитную оболочку тёмный предмет в форме окружности. Штука закусила нижнюю губу.
- Как ты… - то ли восхищённо, то ли задето выдохнул мужчина. Красивая его подруга легко рассмеялась, и звонкость и непринуждённость её смеха скрасила холодный блеск её глаз.
- Ханары просто одержимы своей религией. Они никогда не откажут новообращённому в беседе, а уж если завяжется небольшой спор, - она спрятала диск обратно. Данайика пыталась найти способ выбить решётку или быстро снять её. Артефакт, помимо религиозной ценности, имеет высокую научную значимость. Он не должен перейти в другие руки и покинуть Кахье. – То они обязательно помогут расставить все точки и получить повод ещё больше восхищаться их Вдохновителями. Я заняла одну медузу разговорами, и, когда «оно» полезло в Архив, чтобы отыскать какие-то документы, воспользовалась случаем и вуаля – один из дисков наш.
Вдох-выдох. Должен быть выход. Жаль, нельзя стянуть биотикой диск из её кармана – у спутника женщины не выключенный инструментрон модели достаточно чувствительной, чтобы засечь поле притяжения. Диверсия же не пройдёт незамеченной из-за мощности импульса. Она не может себе позволить рисковать жизнью или убить кого-то в священном для хозяев планеты месте.
- Нужно сейчас же передать его следующему звену, - хлопнул человек по плечу женщину, увлекая в недоступный Данайике проход. От досады капитан оскалилась, но тут же принялась строчить сообщение Фейту и сошедшим с борта солдатам, в котором указывала приметы увиденных людей и что и где нужно искать. Надеяться нужно, что им хватит мозгов вернуть упущенный ханарами и капитаншей артефакт. – Ты, как всегда, великолепна.
Они скрылись из полей зрения и слуха Танатос несколько минут назад, а дреллка всё сидела, не снимая маскировки, прижимаясь ссутулившейся спиной и крепкой, украшенной гребнем головой к холодной металлической стене. Далеко гудел преодолённый благодаря знанию обходных путей большой вентилятор, посылая по храму волны очищенного воздуха. Данайика глубоко вдохнула, тяжело выдохнула и, перевернувшись животом вниз, вновь поползла по сети вентиляционных шахт. На этот раз она намеревалась попасть именно в закрытый для посещения Большой зал, где должна была пройти назначенная встреча.
Добраться было несложно. На том участке существовало несколько удобных замысловатых поворотов, позволяющих срезать добрую долю пути, чем женщина и воспользовалась. В глубинах храма шли восстановительные работы, звуки используемых рабочими инструментов не только отдавались ударами боли в висках, но и перебивали слышащуюся впереди речь, мешая целиком разбирать слова. Сначала разговор был спокойным, однако перешёл вскоре на повышенные тона, и лишь гудение ханара было мерным и сдержанно-обеспокоенным. Данайика ускорилась. Мгновенное сканирование инструментроном дало ей расположение существ в зале.
- Жучок, не кипятись, - знакомый голос кандидата в СПЕКТРы успокаивающе-насмешливо разнёсся по залу. Танатос выключила бесполезную тактическую маскировку, чтобы не тратить энергию щитов, которую она потребляет. Хорошо, здесь всё удобно – блок вентиляционной обшивки вновь срощен с плитой потолка.
- Отойди, человек, - жёсткий, раздваивающийся голос со злобой плеснул на Джеймса. Данайика сместилась, чтобы в случае чего не навредить Веге, оказавшемуся прямо под Штукой. Ей не нравился этот тон. – Я пристрелю эту глупую медузу!
Дреллка, не раздумывая, сжала кулаки, набирая биотическую силу, тяжело и покалывающе оттягивающую что-то из самих мышц, и ударила по плите под собой. В конце концов, она не может позволить кому-то угрожать её начальству, даже бывшему. Кусок бетонированного металла оказался выбит и вместе со сгруппировавшейся женщиной рухнул с грохотом на пол, чудом никого не задев. Все, имеющие ноги, сделали машинальный шаг назад. Кулаки неприятно заныли.
- Воу, - высказался Вега, подобрав идеальное в этой ситуации и отличающееся завидной глубиной выражение. Данайика поднялась, с решимостью глядя на сжимающее странного вида штурмовую винтовку четырёхглазое создание в смутно знакомой на вид броне.
- Капитан Данайика Танатос, Специальный Корпус Тактической Разведки, - выхватив крупнокалиберный пистолет и направляя его на зеленоватого протеанина, чётко, как на учениях, произнесла дреллка, закрывающая собой оцепеневшую медузу. – Опустите оружие и отойдите от господина Салека.
- Примитивная ящерица… - презрительно кривя лепестковые узкие губы, начал фразу протеанин, перехватив винтовку и смотря на дреллку всеми четырьмя светящимися в темноте жёлтыми глазами с незнакомыми взгляду зрачками в виде опрокинутой беспомощно набок восьмёрки. Его перебил подошедший с извечными человеческими жестами рук Вега.
- Ребята, спокойнее, - нервно посмеиваясь, сказал он, так и не решившись встать меж направленных друг на друга дул. – Штука, опусти пистолет, всё в порядке.
- Штука? – усмехнулся неприязненно протеанин, демонстрируя частые зубы и опасные клыки. Так значит, они хищники. Данайика заметила, что горло его, похожее на горло представителя её расы, стало темнее из-за приливающей крови. Жук выглядит пренебрежительно-спокойным, однако, похоже, на деле таковым не является.
- Капитан Танатос, - размеренно обозначила она, застыв в своей напряжённой до последнего мышечного волокна позе и игнорируя миротворческий призыв Веги. – Я сказала, опустите оружие.
Сбоку, с лестницы, которую увлечённая инстинктами дреллка не заметила, как и разрухи и валяющихся в темноте бумаг, плавно спустился, светясь, знакомый ханар.
- Он просит капитана отступить и не угрожать Вдохновителю, - руки Данайики против ей желания дрогнули. Это был её опекун, волю которого она и представляла столько лет, пока Совет не посчитал, что капитан Танатос достойна личного звания СПЕКТРа и свободы от контрактов. Данайика затравленно пригнулась, пытаясь не выглядеть слишком уж жалко и всё ещё держа на прицеле почти треугольную голову инопланетного гостя.
- Просьба отклонена. Совет выкупил меня, вы не можете мне больше приказывать! – от скрываемого от самой себя страха речь её стала невежливой с ханарской точки зрения, но Улент всегда пропускал подобное мимо несуществующих ушей. Он много лет общался с представителями других рас Галактики и притерпелся к их привычкам. – Никто, даже Вдохновитель не имеет права подвергать опасности жизнь члена Святого Первенства, - Салек прогудел что-то невнятное, Данайика даже не сумела его понять, не видя сияния.
- И всё жё этот не отступает от своей просьбы, - ханар оказался почти вплотную. Нет, не так близко, она не выдержит этого. – Опусти оружие, Дани, - он не постеснялся перейти к частному, личному обращению на публике, пусть это и было принято только внутри семьи. Танатос оскалилась, дрожа от бессильной злобы, посмотрела с яростью на четырёхглазого, потом на удивлённо раскрывшего светло-карие глаза Джеймса и, наконец, опустила сокрушенно пистолет и голову, сведя бровные щитки к переносице и закрыв золотистые глаза. Жук фыркнул. – Так-то лучше, - Улент был не только её хозяином, но и воспитателем и опекуном. Дреллка слишком впитала это, чтобы сопротивляться практически приёмному отцу. Но это было досадно. – Итак, к делу, - отплыл назад ханар. Он не терпел пауз.
- Этот получил сообщение, - взволнованно загудел из-за узкой спины Данайики в запылившейся одежде ханар, качнувшись вперёд. Дреллка, даже ступая с очевидным недовольством, покинула прыжком плиту и стала рядом со своим опекуном и слегка пахнущим пивом излучающим жар Джеймсом. – От Вдохновителя Йеффа…
- Почему я только сейчас узнаю о том, что ещё один представитель моей расы остался в живых? – в бурлящем крике протеанина много звериных, рычащих ноток. Один из трёх зеленоватых пальцев, толстых по сравнению с пальцами Веги или тем более Танатос, с торжественным праведным негодованием резко ткнул с угрозой в сторону прерванного ханара. Вторая рука протеашки сжимала опущенную винтовку. Ему мало того, что ханары обращались с ним как с королём?
- Они понимают гнев Вдохновителя Явика, - шевельнул длинными и довольно мощными щупальцами Улент. Его голос, обрабатываемый многочисленными ВИ, был, как всегда, похож на ледяной родник, и от него ощутимо веяло какой-то непредставимой силой, заставляющей всех притихнуть и внимательно слушать его. – Но для многих из нас существование Вдохновителя Йеффа, спасённого и спрятанного экспедицией, в которой участвовала капитан Танатос, было секретом.
- Для многих, но не для всех, - успокаиваясь, почти прошипел он, всё ещё тронутый остатками гневной дрожи. Данайика нацепила любимую язвительную улыбку, складывая вновь чуть приподнявшиеся от эмоций выступающие участки капюшона. Чувствуя какую-то нелепость в своём поведении, Явик убрал за спину оружие, освободив руки.
- Он просит Салека продолжить, - тряхнул желеобразными покрытыми слизью горбами ханар Улент. Он вёл себя как хозяин встречи, не являясь таковым, и окружающие, обманываясь его поведением, с готовностью принимали эту роль. Данайике нравился этот талант её опекуна и она, по мере своих скромных сил, перенимала навык владения ситуацией.
- Вдохновитель Йефф сказал, что проектов сохранения лучших представителей расы было больше одного или двух, - перебирая висящими в воздухе щупальцами, поднялся на двух не участвующих в движении он. – И если две камеры стазиса сумели сохраниться, то сохраниться могут и другие, - Данайика подняла бровный щиток, покосившись на Явика и Джеймса. Вега, сосредоточенно хмурясь, слушал ханара, глаза же протеанина дружно распахнулись с такой вдохновлённой надеждой, что Танатос стало даже немного стыдно за свой скептицизм и внутреннее недовольство возможным увеличением количества представителей расы другого Цикла. Мёртвое должно оставаться мёртвым. Даже Йефф, сам будучи протеанином, решил держаться в стороне, а не бежать восстанавливать цивилизацию.
- Остались ещё выжившие? – если бы не ясны были слова, можно было бы решить, что Явик просит ханара о чём-то. Движимые потоками циркулирующего воздуха, неизвестно откуда появившиеся здесь листы бумаги, прилипшие частично к холодному полу, хлопали и шелестели. Темнота зала за ближними колоннами была почти осязаема, но не жива. Вновь вмешался Улент.
- Они пока не знают, - засиял он. Данайика вдруг задумалась, какая на вкус кожа ханаров. Явик выглядел разочарованным.
- Эй, Жучок, - ободряюще хлопнул глухо по пластине красного доспеха человек. – Это всё равно отличная новость, - Явик поднял на Джеймса тяжёлый, холодный взгляд. У мышцы мужчины сами собой немного напряглись. – Или нет? – ища поддержки, он оглянулся на жителей Кахье, погружённых в обесцвеченную слабым светильником тень. Взвешенная в воздухе пыль играла серым на сером.
- Сканирования показали, что хранящиеся в этом храме протеанские диски действительно должны содержать информацию о местонахождении маяков, способных указать путь к капсулам, - Вега с наслаждением почесал волосы на затылке, отойдя от протеанина. Ханар, почти постоянно при начале своих фраз тянущийся вперёд, почти заполз на выбитый из потолка биотикой дреллки блок, чудом не расколовшийся при ударе под собственным весом. – При вторжении Жнецов Вдохновители не могли оставлять прямой информации. Но у нас есть шанс найти убежища последних из народа собеседника.
- Постойте, - вмешалась капитан Танатос, выходя вперёд. – Это не те ли диски, один из которых у говорящих из-под щупалец только что украли новообращённые? – ухмыльнувшись, она скрестила руки на груди. Поворачивая голову на Салека, дреллка заметила, как усилилось свечение глаз Явика. Интересно, яркость глаз у протеан зависит от эмоционального состояния или чего-то ещё?
- Как… украли? – опустился на щупальцах Салек. Его скользкая кожа приняла самые тревожные и испуганные оттенки, но, к счастью для него, ни Явик, ни Вега не способны увидеть нынешней его слабости. – Они должны что-то сделать!
- Уже сделано, - пожала узкими плечами Данайика, после чего активировала свой инструментрон и, введя комбинацию символов, перешла к пришедшему от одного из служащих сообщению. Майор Бельтен рапортовал о том, что двое злоумышленников были задержаны у восточного выхода, после чего неопознанные лица открыли по группе с «Амокниры» огонь. При попытке допроса в глазах женщины сработала светошумовая граната. Сержант Ольки получила незначительные повреждения, задержанная погибла. Диск и напарник женщины в целости находятся в запертой комнате утренних молитв под охраной. – Она предупредила группу высадки, и её люди уже решили проблему. Диск у нас. А им бы стоило улучшить охрану.
- Но они не думали, что кто-то… в храме… - ошарашенно мигала яркими красками медуза, гудя невнятным голосом, трансформируемым для восприятия сухопутных рас не с Кахье системой ВИ-переводчиков в имплантах глубоко в железистом теле. – Охрана будет усилена. Салек просит забыть об этом инциденте.
- Она полагает, что раз её выцепили с задания в Аттическом Траверсе, то они не просто поделиться радостью хотят, - не дала снова продолжить рассказ Данайика. – СПЕКТР и её корабль нужна им. Но капитан Танатос не состоит на службе в вооружённых силах Кахье более. Она может отказаться? – Танатос не нравилась идея использования её этим высокомерным Явиком для поиска ещё большего количества лезущих в душу жуков-империалистов. Ей больше по нраву была работа по улаживанию локального конфликта и наблюдение за остатками индоктринированных солдат Жнецов.
- Она не может отказаться, - качнулся Улент, заставив Данайику поджать полные зелёные губы. – Совет одобрил эту миссию. Это задание СПЕКТРа.
Бош`тет, как говорят кварианцы.
- Они могли бы и сами об этом сказать, - СПЕКТРа страшно раздражала привычка ханаров делать всё втихую, вроде как дипломатично и без шумихи. Штуке не нравилось, когда другие распоряжались её жизнью и когда о её судьбе договаривались у неё за спиной. – Финансирование?
- Святое Первенство финансирует операцию во имя возрождения Вдохновителей, - Высокий Гражданий торжественно приподнялся, сияя. Похоже, это раздражало не одну ящерицу. И отчего эти медузы так фанатично крутят всю свою жизнь вокруг этой пустой религии? Протеане – не более чем бывшая прежде более развитой раса. Это как если бы рэлой поклонялись азари, с которыми впервые вступили в контакт. Даже турианская идея о духах казалась Танатос более рациональной.
- Данные уже расшифрованы? – Данайика размяла затекающие мышцы, потягиваясь всем гибким чешуйчатым телом. Зудела лопатка, но ей показалось неуместным ломать себе руки или тереться обо что-нибудь. Или об кого-нибудь. А что, было бы весело.
- У них возникли сложности с шифром, - почти обиженно гудел Салек. – Нестандартное формирование потока данных. Потребуется время, чтобы решить это, но мы уже связались с нашими лучшими специалистами. Капитану незачем волноваться, - клетки под тонким слоем нежной склизкой розовой кожицы активно излучали мягкий свет, создавая самые невероятные узоры. Жаль, что Вега не может оценить этого.
- А что же их надменный таракан? – скучающе спросила СПЕКТР, махнув рукой в сторону скрестившего на груди трёхпалые руки Явика. Она демонстративно говорила не с будущим членом экипажа «Амонкиры», а с членом Святого Первенства, отдавая предпочтение более близкому и менее пафосному созданию. Вега издал смешок.
- Я солдат, а не инженер, - едва не захлебнувшись бурлящим внутри гневом, выплюнул протеанин, щуря внутреннюю, большую пару круглых глаз. Внешняя пара холодно смотрела на Танатос, не моргая. Надо же. Батарианцы так не могут. У острозубых две пары глаз тесно связаны между собой, движение их век согласованно. Цвета Улента демонстрировали неодобрение, но Данайика лишь фыркнула, не предавая значения этому и словно разочаровываясь в возможностях «таракана».
- «Амонкира» должна будет направиться в одну из ханарских колоний. Ожидаемый месяц, пока их исследователи будут заниматься дешифровкой, вы поможете… - нудно заговорил ханар. Капитан наполнилась праведным недовольством. Неплохо Святое Первенство решило устроиться! Тут тебе и выполнение миссии, и СПЕКТР в личном пользовании, занимающийся бесплатным трудом на благо общества.
- Нет, - резким движением свела женщина напряжённые руки, перечёркивая своим жестом слова предыдущего оратора. У неё нет времени на эту возню. – «Амонкира» не полетит ни в какие ханарские колонии. Они не нуждаются в ваших специалистах. Капитан Танатос знает существо, способное справиться со сколь угодно сложными задачами в считаные дни, - она будто бы отрицательно помотала зелёной головой. Салек пульсировал светом обиды, заставляя чешую дреллки ярко бликовать от ультрафиолета. Похоже, ханар и вправду хотел совместить полезное с полезным. – «Амонкира» летит на Цитадель.
- Это её существо – синтетик? – Салек был крайне подозрительным в этот момент. Член Святого Первенства не желал, чтобы такие важные данные оказались в руках азари или ещё какой-нибудь переполненной практической бездуховной пользы и превосходства расы, но ещё больше ханар не хотел, чтобы с диском работали синтетики, к которым, несмотря на многие месяцы совместной жизни, органические существа в большинстве своём не выработали доверия.
- Только если чуть-чуть, - улыбнулась Данайика. Воспоминания возникли сами собой. У него растрёпаны волосы. Чёрные. Дреллка не думала, что кварианцы такие. Сияющие беловатые глаза смотрят бесстрастно. Горят лампы-индикаторы модулей виртуального выхода, присоединённые к киберимплантам прямо в черепе. Мальчик строит сложнейшие структуры непосредственно внутри программы. Трёхпалые руки подрагивают. Не обращает внимания на посторонних. Он лишь инстинктивно чувствует, когда входит Рана, его сестра, и неровно моргает, возвращаясь в реальность. Юноша тянется к ней. Рана`Висам – его единственная на тот момент органическая привязанность, гипертрофированная, узы кровного родства, доведённые до максимума восприятия. – Вообще он кварианец.
- Одержимый народец, - подал голос скучавший за разговорами Вега, предпочитавший не вмешиваться со своими измышлениями. Да и не было ему особо что сказать, он привык действовать на месте, Джеймс не любил разговоры вокруг да около и долгие тактические выкладки. Реальная жизнь, как правило, разрушает долгосрочные планы. – Искорка могла полночи возиться с двигателем, не давая поспать спокойно, - за толстой железобетонной стеной звонко ударилось что-то.
Явик не снимал маски вечного недовольства с вытянутого лица, покрытого тонкой, но прочной хитиновой кожицей, однако внутри него тепло зашевелились возникшие в этом бесполезном Цикле воспоминания. Кварианка была не так надоедлива, как азари, но не менее забавна. Протеанин скучал по дням на Нормандии. По дням, наполненным смыслом. Экипаж напоминал ему его собственную команду – в более примитивном исполнении, конечно. На Кахье и Белане аватар мести откровенно заскучал, и благовоспитанные подобострастные медузы, исполняющие малейшую прихоть, очень скоро начали раздражать больше щебетания Лиары.
- Ему кажется, капитан достаточно опытна в таких вопросах, чтобы распоряжаться самостоятельно, - авторитетно высказался голосом синтетических помощников Улент, и его желеобразный друг даже не подумал возразить. Авторитет контр-адмирала был непререкаем в Святом Первенстве, но откуда этот авторитет берёт начало – тайна за семью печатями. – Они одобряют решение лететь на Цитадель.
- Им нужны постоянные рапорты о продвижении дела, - заискрился Салек, потрясая розовым горбатым телом. В сторону полетели мелкие вспыхивающие в пыльном ослеплённом воздухе брызги. – Она должна понимать важность доверенного ей дела. Собеседник надеется, что СПЕКТР не допустит промашек.
- От неё требуется нахождение источников дальнейшей информации, передача их в достаточно компетентные для расшифровки руки и спасение сохранившихся стазис-капсул, - мокрое скользкое щупальце поднялось и прошлось холодной влагой по лбу женщины. Дреллка привыкла к таким жестам, подобным образом опекун передавал ей свои полномочия и свою уверенность. Простое лицо Джеймса, пересечённое тёмным рубцом у носа, выказало скрываемое отвращение. Ханары выглядели такими склизкими, а люди, как правило, весьма брезгливо относятся ко всему, покрытому слизью. – Не больше и не меньше.
- Договорились, - облизнулась Дани, прикладывая кончики плотно сомкнутых пальцев к голове, по-военному вытянувшись по струнке. Затем она повернулась к протеанину. – Добро пожаловать в команду «Амонкиры», господин Явик, - ей не нравилась замысловатая речь ханаров, поэтому к тем, кто способен спокойно принимать «многоликость» высказываний, женщина предпочитала обращаться по-простому.
- Я не в твоей команде, женщина, - продолжал кривить презрительно рот инсект, держа руки сомкнутыми на груди. Эта «Штука» хотя бы с рукопожатиями не лезла, не то, что Шепард. Правда… капитан Шепард в итоге оказалась самым потрясающим, почти не примитивным созданием. Человеческая женщина была приставучей, но особенной и сильной. Она заслуживала уважения. – Это существо действительно лучшее, что вы можете мне предложить? – бурлящим низким голосом спросил Явик ханаров, отворачиваясь от нисколь не обидевшейся Данайики.
- Это единственный представитель совместной Цивилизации, получивший звание СПЕКТРа, - Танатос притворно-смущённо сжала и без того довольно узкие плечи, показав на поднятой руке направленные вверх растопыренные указательный и средний, тянущий за собой перепонкой срастания безымянный, пальцы с обрезанными коготками. Она знала, что девочка-прислужница совершенно случайно получила шанс стать чем-то большим. Но теперь дреллка стоила своего звания, Данайика стремилась к этому всю свою жизнь. - И многосторонний самостоятельный специалист. Улент лично обучал её.
- Примитивные, - вероятно, Явик надеялся увидеть на своей стороне покорного суперсолдата-гения. Желательно протеанина, но это мелочи. Что ж, жизнь полна разочарований, не так ли? Вот Данайика так и не успела посетить Спутницу, хотя была весьма заинтригована отзывами о работе этой азари. Но Жнецы убили её, вот незадача. Протеанин развернулся и направился к лестнице, ведущей наверх.
- Если надменный таракан ещё не отказался от желания спасти своих тараканьих собратьев, - не стесняясь нежных ханаров, кинула ему вслед Данайика, изучая прикрытый острой пластиной бугор и думая над его назначением. – То корабль будет ждать его в 35 доке. «Амонкира» отчалит завтра утром.
- Я приду… Танатос, - сдержанно ответил он. Джеймс знал этот его тон. Явик говорил так с Шепард после стычек насчёт мировоззрения, когда протеанин злился, но понимал, что не в его интересах открыто воевать или покидать корабль, когда цель жизни – уничтожение Жнецов – так близко. Сейчас он поддастся, он ведь не дурак – но в будущем не простит ни одной промашки и будет искать слабые, уязвимые места.
Когда протеанин ушёл, Данайика задышала свободнее.
- Они закончили? – перекатываясь с пятки на носок, Танатос обратилась скорее к Уленту, чем к члену Святого Первенства. Предельно понимая обозначенную задачу, она хотела поскорее покончить с тяжёлым периодом «вхождения», пообедать в сохранившейся неподалёку забегаловке с Фейтом, ознакомить человека – Вегу – с местным алкоголем с удивительно богатым вкусом. Вернуться на «Амонкиру». Смотреть на трофеи и фотографии, подготавливая себя к новому шагу.
- Нет, - не тот ответ, который дреллка хотела бы услышать. Они с Джеймсом переглядываются и тяжело вздыхают, готовя психику к нудным деталям ханарских тактических планов.

Щелкнула автоматическая дверь. Консоль издала характерный звук, впуская разговаривавших мужчину и женщину. Данайика и Вега до возвращения на «Амонкиру» успели обсудить достаточно – текущее дело, службу в армии, Кахье, ханарское пиво (которое тут же было куплено и выпито), преимущества крупнокалиберного оружия и импровизации в бою… Вега рассказал, как служил в Альянсе, рассказал о том, как злился сперва на Шепард после бездарной потери стольких людей в поисках информации о Коллекционерах. О «Нормандии» и её хозяйке говорили с таким придыханием, что капитан Танатос начинала жалеть, что так и не сумела толком пообщаться с Шепард. Кажется, у неё было, чему поучиться.
- А этот наш… пассажир, Явик, - неожиданно для себя вспомнила СПЕКТР, наливая себе горячего чая из автомата в общей столовой. Тут в это время суток было не так оживлённо, как наверху, на технической палубе корабля, и кроме капитана и её «стажёра» только несколько дреллов, вибрируя грудными голосами, разговаривали о чём-то за обедом под приглушёнными лампами дневного света, бликующими на поверхности чёрных столов из ультрапластика. – Действительно тот, что летал с Шепард?
- Собственной персоной, - усмехнулся облокотившийся на стол мордастый Вега, глядя немного исподлобья светло-карими глазами, вечно чуть хмуро смотрящими из-за выступающих надбровных дуг. – Тот ещё тип, но солдат хороший.
- У меня возникли сомнения на этот счёт, - наклонившись к чашке, Данайика, слегка касаясь чёрного края гладкими губами, попробовала ароматную жидкость в ней. Чай немного обжёг фиолетовый язык. Танатос любила пить чай достаточно тёплым, но не горячим. Она нажатием знакомых кнопок консоли «уговорила» толстый чёрный автомат дать ей пару небольших кубиков льда, которые тут же попали в чашку, с приятным сухим звуком потрескавшись от разницы температур. Джеймс смотрел, как поднимается мутный пар, делая бледным и неважным вид тусклых тёмно-металлических панелей на стенах. – Такие не могут рационально оценить противника. Он слишком много задирает нос, которого у него, кстати, по-моему, нет.
- Все биотики такие, - хмыкнул мужчина. Выпрямившаяся стройная Данайика, сжимающая в руках большую чашку с чаем, подняла один из бровных щитков. Вот оно как? – Серьёзно, ты сама за собой не замечала? – она скривила в полуулыбке один из уголков рта, многозначительно покачав головой. Джеймс не любил такие выражения лица – непонятно, что у собеседника на уме. – Что, я не прав, Штука?
- Джеймс, Джеймс, - произнесла она, нервируя своей улыбкой, и сделала глоток пахнущего ароматными цветами тессианского жасмина чая. Он уже достаточно остыл и приятно теплил горло. – Пойдём ко мне? Тут стулья неудобные, - на самом деле Данайика неуютно чувствовала себя при мёртвенном освещении ламп среди всё прибывающих членов экипажа, но не хотела говорить об этом. Неуютно ей было и в должности капитана корабля, лишний раз видеть существ, чьи жизни зависят от неё, Танатос почему-то не хотелось.
Каюта капитана располагалась неподалёку, на том же этаже, в неприметном с первого взгляда закоулке, и была она по размерам меньше средней таковой на кораблях Альянса, но имела в себе некую уютно-хромированную прелесть. Свет, как и прежде, исходил лишь от большого стенного аквариума, где, лениво передвигая плавниками, курсировали пёстро-синие мелкие рыбы с Палавена. Данайика активировала свою чудо-машину (как же всё-таки удобно, что ханары, на суше и в космосе не очень-то способные себя обслужить, создали столько автоматики), раздобыв для себя к чаю плотно свёрнутую в тугую спираль лакрицу.
- Будешь? – спросила Данайика тут же усевшегося в её любимое удобное кресло здоровяка. Её откровенно завораживали рельефно проступающие под белой футболкой мышцы бойца, крепкие длинные ноги в неизменных тёмно-синих с чёрным брюках униформы Альянса Систем. Он был дьявольски хорошо сложен и не так глуп, как кажется на первый взгляд, но простота его одновременно радовала Танатос и отталкивала от Веги как от мужчины. Джеймс, нахмурившись, отрицательно покачал головой. Лакрица всю жизнь напоминала ему свернувшуюся мёртвую многоножку, и с детства он не мог себя заставить попробовать хоть кусочек. Данайика пожала плечами, вцепившись зубами в спираль. Она жевала оторваный кусок, глядя золотистыми большими глазами на аквариум, и, наконец, проглотив пережёванную массу, запила лакрицу чаем и заговорила. – Знаешь, раз уж эта штука всё равно стоит и будет стоять здесь, я подумываю прикупить каких-нибудь других обитателей в аквариум. И, может, декораций. Очень уж всё однообразно.
- Ну… почему бы и нет, раз уж нас спонсируют медузы, - Джеймс откинулся в кресле, так же развернувшись к аквариуму. Капитан Танатос застыла, стоя неподвижно. Чёрные белки миндалевидных глаз прикрывали веки. Дреллка щурилась, словно вглядываясь куда-то в синеву.
Впервые за вечер повисло пасмурное молчание.
- Знаешь, не думала, что скажу это, - наконец нарушила тишину СПЕКТР ослабевшим голосом, сделав сперва длинный, задумчивый глоток. В большой чашке оставалось достаточно чая, но вскоре придётся подлить. Продолжать начальные сегодняшние шаги с ханарским пивом Данайике почему-то не хотелось. – Но я скучаю по войне.
Она замолчала, посмотрев на развалившегося в кресле Джеймса. Светло-карие глаза изучали движения рыбок, а мягкий свет делал странную по меркам дреллов, голую и мягкую кожу его синеватой, как у азари.
- Я тоже, - сев ровно, вдруг выдохнул он. Дреллка не ожидала, что услышит это без всех тех трудно подбираемых слов и аргументов, что скопились в её голове. Да, да, она скучала по ненавистным ей же дням, когда под угрозой стояли миллиарды и миллиарды жизней, когда завтра любой знакомой цивилизации Галактики могло не стать, когда машины, издавая мерзкие звуки, перерабатывали тех, кого она знала. Когда каждый день гибли солдаты и гражданские. Ей было трудно признаться, но это чувство росло, мерзко шевелилась в самой груди её, не давало покоя. И вот теперь она признала, сказала это – и действительно стало легче, ещё больше от того, что она встретила понимание.
- Когда твоей жизни угрожает опасность каждый день, это придаёт тонус, - продолжала она, вскинув украшенную гребнем шипов многоцветную голову. – Постоянно нужно куда-то бежать, у тебя есть определённая задача, и ты знаешь, за что сражаешься. Я теперь не знаю, - она выглядела такой спокойной, словно говорит о чём-то совершенно обыденном и отстранённом. Совет повысил налоги в районе Закера, открыли новый топливный склад, партия охранных роботов ЛОКИ бракована – у всех моделей не хватает одного пальца. – И, судя по всему, никто не знает.
- Жнецы были теми ещё ублюдками, но эти сукины дети объединили всю Галактику, - он таращил глаза в синеву, словно находя там какие-то недоступные прежде истины. Мышцы напряжённо бугрились.
- А теперь те, кто обещал чистое будущее после победы и кто братался под шаги Разрушителей, грызут друг другу глотки. И Траверс – только первый симптом болезни, - Данайика вновь откусила от плотной спиральки. Крупная рыбка гонялась за маленькой и юркой. Наверное, сломалась автоматическая кормушка и несчастные создания голодны. Капитан Танатос, активировав инструментрон, попыталась заняться починкой. – Прошло меньше трёх лет, а угрозы Жнецов словно и существовало. Быть может, они были правы… может, Цикл действительно необходим? Нет, что я говорю… просто глядя на всё это я думаю, что Шепард погибла зря.
- Будь она жива, она бы мигом надрала задницы этим идиотам, - хмыкнул Джеймс, с силой ударив большим кулаком по пространству перегородки рядом с оранжевой консолью кормушки. Инструментрон Данайики показал восстановление работы технического приспособления. Вот она, польза грубых методов. Дреллка не сдержала улыбки, приправленной внутренней ностальгией. Механизмы, деловито зароптав, пришли в движение, выдавая животным положенную обеденную порцию. - Знаешь, я скучаю по её бесконечным визитам, - похоже, чтобы срастись с командой, капитану Танатос стоит взять это на заметку. Многие говорили, что Шепард навещала экипаж регулярно – и многим же это оказалось по душе. - И по ворчливому Эстебану, - воздух тяжело вырвался из лёгких бойца, и лицо его как-то посуровело.
- По Стиву Кортезу? – о прозвище Стива было сказано в личном деле. Данайика помнила его – странно-карамельная кожа, овальные синие глаза на приложенной голограмме выглядят добросердечно, но немного грустно. Пилот челнока. Столько-то лет выслуги в Альянсе. Список мест несения службы. Муж-солдат погиб в начале войны на известной человеческой колонии. Неуклюжие, одетые красивыми словами выкладки психологического профиля. Штука читала всё это, она изучила дела каждого члена экипажа «Нормандии», от пилота Джеффа Моро и капитана Шепард до последнего повара и персонала обслуживания палуб. За сухими словами документов она улавливала черты личности. Стив Кортез представлялся ей сломленным, но захваченным вдохновением Шепард и верным делу. Должно быть, он был заботлив и довольно мягок при близком общении, но многие чувства держал в себе. И, хотя часто должен был спорить с Джеймсом – в её представлении это было непременным аспектом, - он, наверное, считал его своим другом. Иногда Дреллке казалось, что она сама когда-то летала на «Нормандии», стояла плечом к плечу с героиней-Шепард или даже сама была ею.
- Да, - приподнял голову Джеймс. Надгортанник в глубине мощной татуированной шеи шевельнулся. – Знаешь его? – внимательный, всполошённый воспоминаниями взгляд. Теперь глаза человека казались куда темнее.
- Читала о нём, - уклончиво отмахнулась Данайика, приканчивая остатки лакрицы. – Что с ним случилось? - заинтересованно спросила она, допивая успевший стать прохладным и немного горьковатым чай. С тихим звоном чашка легла на гладкий чёрный стол. Танатос, устав стоять, обошла Джеймса в кресле и, сняв сапоги, прилегла животом на незаправленную кровать, держа передний конец тела приподнятым за счёт упора локтей. Она упёрлась кулаком в подбородок, глядя снизу вверх на кандидата в СПЕКТР.
- Я до сих пор не знаю, - крутанулся в кресле Вега, подняв глаза к потолку. В погасших электрических лампах теплились бледные тёмно-синие поля. – Там, на Земле, мы разминулись. Я и Кайден остались с капитаном, «Нормандию» она послала на помощь Союзному Флоту. Подальше от того, что творилось в Лондоне, - мужчина закинул руки за голову, вновь откинувшись в кресле. – Когда я очнулся после попадания Жнеца, не было ни её, ни корабля. Потом стало известно о смерти Лолы, «Нормандия» же бесследно исчезла.
- Погоди, - свободная от тяжести зелёного, разделённого вместе с губами срединной линией подбородка, рука поднялась с опрокинутой кистью. – Но ведь «Нормандию» нашли год назад в тропическом поясе Иден Прайм вместе с командой?
- В том-то и проблема, - не опуская крупной головы, Вега скосил глаза на СПЕКТРа. Одна её босая, стройная нога гладила гладкие плотные чешуйки другой, совершенно бездумно, отдельно от разума, вместе с золотистыми миндалевидными глазами направленного на рассказ Джеймса. Данайика действительно любила слушать, сама при этом, правда, ничего существенного в беседе не открывая о своей жизни. – Его не было на «Нормандии». Было установлено, что одной из команд турианцев понадобилась срочная эвакуация. Эстебан, конечно, вызвался. Взял свой челнок и улетел. Здесь его след обрывается.
- Турианцев, конечно, тоже не нашли? – Танатос наклонила голову, изучая армейские жетоны, покоящиеся на широкой груди мужчины. Вега же изучал комнату, где тут и там прятались многочисленные мелкие трофеи Танатос – потрёпанные книги, карманные и наручные часы, обломок метеорита, какие-то документы, механические детали и многое другое, всего не перечесть. Все они так органично списываются в общий образ каюты, что их не замечаешь с первого взгляда, но потом их оказывается так много, что думается, что Данайика либо имеет богатое прошлое, о котором хочет помнить, либо тащит с мест жизни и службы всё, что можно унести. Или и то, и другое вместе. Кандидат в СПЕКТР обратил внимание на стопку едва выглядывающих из-за аудиосистемы и органайзера фотографий – настоящих, бумажных. Только одна лежала на видном месте.
- Пропали вместе с Эстебаном и огромным крейсером, - Джеймс двинул толстой бровью, пытаясь осторожно приподняться на кресле, чтобы разглядеть фотографию с размочаленными краями. И, надо сказать, ему это удалось. На изображении он узнал Данайику, на несколько лет младше, чем сейчас. Она стояла на фоне большого корабля в компании батарианца в военной форме, приобнимающего её за плечи. Мужчина был словно рассмешён чем-то, Танатос же со скрещенными на груди руками выглядела спокойно-ироничной, и только какое-то особенное выражение глаз придавало лицу дреллки смущение. – С кем это ты? – не сдержал любопытства Вега, кивнув своему капитану на фотографию.
- Что? – встрепенулась Данайика, выше подняв голову и раскрыв глаза. Она проследила за взглядом Джеймса и улыбнулась. Мужчине показалось, что немного вымученно. – А, это… - она прикусила нижнюю губу, села на кровати и бережно взяла фотографию в руки, глядя на неё с нежностью. – Со старым другом, на Кхар`Шане. Вспоминала его недавно. Знаешь, не знаю почему, - она встала и положила бумажный прямоугольник на место. На миг опустившиеся к полу глаза поднялись на Вегу, - Но мне больше нравятся бумажные фотографии. Есть в них какая-то прелесть, голограммы намного холоднее.
- А что на других? - броский жест большой рукой относился к остальным фото. Штука зачем-то обернулась, поймав взглядом торчащую стопку.
- Много что, - уклончиво ответила она, подходя к столу у стены в середине каюты и хватая с него свою чашку. На самом дне осталось несколько неизвестно как просочившихся чаинок, мелких и ароматных. – Нужен ещё чай.
- Расскажешь, как вернёшься, - повернулся к ней на кресле Вега, от резкости движения своего чуть не опрокинувшись. Благо, мебель у капитана была намного устойчивей стандартной, ведь учитывалась периодическая склонность дреллки к порывистым движениям. – Просто так не отделаешься.
- Нет проблем, - развернувшись на босых пятках, подмигнула облокачивающаяся на стол Штука, держа кружку за ручку большим пальцем. Интересно, как отреагируют члены экипажа на босоногого капитана? Ещё один неплохой повод выйти сейчас. Дверь автоматически открылась с щелчком, когда Танатос подошла к ней.
- Эй, Штука, - окликнул Данайику развалившийся в капитанском кресле кандидат. Всё же голос у приматов-людей на вкус дреллов громковат. Что ж, как и положено обезьянам, сколь бы обидно это не звучало для представителей человечества.
- Что? – остановилась капитан Танатос, не поворачивая головы. Красные чешуйки, разбавляющие фиолетовые полосы на ногах, похожи на брызги крови. Или на винные пятна. Кому что ближе, как говорится.
- Захвати мне кофе, - и он разлёгся, утопая в кресле. Нужно будет почитать как-нибудь в экстранете, не скрещиваются ли люди с пыжаками. А что? Судя по одинаковой громкости и наглости, они точно родственники.

@музыка: Megaherz – Schau In Mein Herz

@темы: фанфикшн, фанфик, дреллы, СПЕКТР, Жнецы, Mass Effect

URL
   

~Asit tal-eb

главная